Татьяна Бурыгина:
«Донорство – не героизм, а поступок сознательного, зрелого гражданина»
Фото из личного архива Татьяны
Добровольчество не знает границ, и волонтеры Карельского регистра доноров костного мозга – этому яркое подтверждение. Сегодня хотим познакомить вас с одним из них – Татьяной Бурыгиной из Красноярска.

Татьяна выросла в семье врачей и сама хотела получать медицинское образование, поэтому о донорстве знает многое. Кроме того, уже 10 лет девушка является почетным донором и признается, что сдавать кровь для нее давно стало привычным.

Что касается донорства костного мозга, то о нем Татьяна узнала задолго до вступления в регистр.
Откуда я узнала о пересадках костного мозга? Мне кажется, после Чернобыльской аварии (не обязательно сразу, но и годы спустя) об этом стали узнавать даже те, кто довольно далек от медицины, не говоря уже о медиках, которых в моей семье много. Появились статьи, публикации, книги. Сначала я о них слышала, потом прислушивалась, потом слушала, читала. Тогда, конечно, у доноров брали костный мозг методом пункции, а сейчас лидирует метод забора кроветворных стволовых клеток из периферической крови (это аппаратная процедура, она похожа на обычную донацию компонентов крови). Методы совершенствуются, а название процедуры осталось прежнимдонорство костного мозгаи поэтому тем, кто не в курсе, может показаться пугающим.

Осведомленность о донорстве, понимание необходимости помощи заболевшим людям и опыт сдачи крови привели к тому, что несколько лет назад Татьяна вступила в Карельский регистр доноров костного мозга. В республику ехать не пришлось – необходимый материал и документы отправила по почте.


Мне нравится серьезный подход Карельского регистра к теме донорства, к рекрутингу потенциальных доноров. Удобно, что в него можно вступить по почте, всё-таки в нашей огромной стране во многих населенных пунктах этот способ попасть в регистр не просто приоритетный, а единственный.
Зачисления в регистр девушке оказалось недостаточно, тогда она решила пополнить ряды добровольцев. Если в качестве донора можно помочь одному человеку, то как волонтёр – многим. У Татьяны ответственная позиция: она рассказывает кандидатам о трансплантации стволовых клеток и важности пополнения донорской базы, развеивает мифы и подсказывает, как вступить в регистр. И расстояние этому не помеха. Кроме того, она помогает вести группу «Доноры костного мозга. Красноярский край» ВКонтакте:

– Обычно сложностей не возникает, если кандидаты являются донорами крови, у них есть хорошая мотивация и довольно четкое понимание процедуры. Другое дело, если у человека мало знаний и, к примеру, он хочет стать донором для конкретного реципиента. Тогда объясняю, что нельзя заранее заготовить костный мозг, как кровь, а вероятность подойти конкретному реципиенту исчезающе мала. Более того, за всю жизнь большинство потенциальных доноров не станут реальными. Но и в этом есть положительный момент: если кандидата не приглашают, значит человек с его тканевыми характеристиками здоров, а это замечательно. Пусть и впредь люди по возможности будут здоровы.
Большинство знакомых из окружения Татьяны тоже являются донорами, многие из них состоят в регистрах потенциальных доноров кроветворных стволовых клеток. Однако, по мнению девушки, об этой важной теме до сих пор мало кто осведомлен:

Отношение к донорству крови в обществе положительное, а к донорству костного мозга пока не сформировалось, поскольку люди с ним сталкиваются реже. О донорстве крови рассказывают в школах на уроках биологии, а о донорстве костного мозга – нет. Хорошо, если учителя преподают материал не только в пределах параграфа в учебнике, а рассказывают детям о реальной жизни и полезных делах. Было бы здорово, чтобы такие педагоги не были редкостью.
Несмотря на понимание важности темы, Татьяна не считает доноров героями.

– Герои – это люди, бескорыстно, добровольно и осознанно рискующие жизнью ради спасения других. Например, шведский дипломат Рауль Валленберг в годы Второй мировой войны спас десятки тысяч евреев. Польский католический священник Максимилиан Кольбе добровольно пошел в Освенциме на смерть вместо другого узника (тот узник, солдат польской армии Франтишек Гаевничек, выжил и прожил долгую жизнь).





Поэтому донорство, уверена Татьяна, не героизм, а поступок сознательного, зрелого гражданина. Когда он делится кровью/клетками с нуждающимся в них человеком, ничем при этом не рискует и ничего не теряет, ведь кровь – ресурс возобновляемый.
– Если же доноров называют героями, тогда возникает предположение, что доноры чем-то рискуют. Здоровьем? Жизнью? Это не так. Поэтому знак равенства между донорством и героизмом, на мой взгляд, абсолютно неуместен.
Сейчас эмоционально непростое время, поэтому особенно интересно узнать, что помогает людям поднять настроение и восстановить силы. У Татьяны к этому особое отношение:
Я не борюсь с настроением (какое уж есть) и не поднимаю силы искусственно. Организм сам набирается сил, переходя в режим экономии энергии. Я его не подгоняю и не препятствую ему, если накрывает хандра. Что касается литературы, предпочитаю нехудожественную. В числе любимых авторов - Светлана Алексиевич, Аркадий Бабченко.


Текст – Виктория Канивченко
Фото из личного архива Татьяны Бурыгиной
Made on
Tilda