Ярослава Бурмистрова: «Когда растет регистр, вместе с ним растет шанс спасти еще одну жизнь!»
Ярослава Бурмистрова из Костомукши – одна из волонтеров Карельского регистра доноров костного мозга. Сейчас находится в декретном отпуске, но не перестает активно помогать регистру и работать. А ещё у энергичной девушки за плечами два высших образования
Я училась в РАНХиГСе в Петрозаводске, вела насыщенную жизнь: подрабатывала в Музыкальном театре, активно занималась волонтёрской деятельностью. В 2011 году стала донором крови. А история знакомства с Карельским регистром доноров костного мозга началась с конкретного человека – Андрея Варшукова, с которым нас сдружило добровольчество. В Академии госслужбы
появилось добровольческое объединение, мы проводили День донора крови. На нашу акцию откликнулись и студенты ПетрГУ (где учился Андрей), которые жили в общежитии по соседству. Андрея так вдохновило донорское движение, что благодаря своей активности он дошёл и до донорства костного мозга.
Когда вернулась после учебы в Костомукшу, то помогала информационно продвигать донорское движение. А в 2017 году на заводе Карельский окатыш, где я работаю, проходила акция вступления в ряды потенциальных доноров. Я сдала мазки в ближайшем медпункте – это оказалось очень удобно.

Теперь жизнь разделилась на до и после пандемии. До неё я проводила ежемесячные наборы потенциальных доноров, участвовала в акциях. А сейчас помогаю информационно, дистанционно, а также собираю и передаю от кандидатов конверты с материалами для типирования из Костомукши в Петрозаводск.появилось добровольческое объединение, мы проводили День донора крови. На нашу акцию откликнулись и студенты ПетрГУ (где учился Андрей), которые жили в общежитии по соседству. Андрея так вдохновило донорское движение, что благодаря своей активности он дошёл и до донорства костного мозга.
На акции по набору потенциальных доноров приходят те, кто уже достаточно много знает о донорстве костного мозга, а на информационных встречах обычно 90% и больше людей не знают и не понимают, чем занимается регистр, кто такие потенциальные доноры. Приходится отвечать на множество вопросов, но это ведь хорошо, когда есть интерес. Надеюсь, наша информационная работа просвещает людей и тем самым увеличивает число потенциальных доноров. Ведь когда растет регистр, вместе с ним растет шанс спасти еще одну жизнь!

Поскольку я часто проводила встречи с разной аудиторией: от школьников до взрослых трудовых коллективов, то встречалась с интересной реакцией.


- В большинстве случаев люди вспоминают американские сериалы и думают, что забор костного мозга производится огромным шприцем из позвоночника. Кстати, моя первая реакция на словосочетание «донорство костного мозга» была примерно такой же. А ведь у костного мозга и мозга спинного нет ничего общего!
Донорство костного мозга все еще менее привычно для общества, чем донорство крови. Но оно, безусловно, тоже достойно положительного отношения. Да, сам процесс намного сложнее и, на первый взгляд, труднее для понимания. Но всё больше людей узнают о донорстве кроветворных клеток, разбираются в теме, становятся потенциальными донорами и помогают другим. Поэтому так необходим богатый регистр, а также осознанные и информированные люди. Ведь это герои нашего времени – эрудированные, технически грамотные, неравнодушные и добрые. Равнодушие погубит, не будьте в стороне!


- Конечно, пандемия – непростое время. Но я всегда вела активный образ жизни и не собираюсь останавливаться. Находясь в отпуске по уходу за ребенком, я устроилась на две подработки, занимаюсь управлением дома, завела собаку и второго кота, а до пандемии еще 2-3 раза в месяц проводила наборы потенциальных доноров. Скучно? Вы о чём?
Текст – Виктория Канивченко
Фото из личного архива Ярославы Бурмистровой
Made on
Tilda